Босые лошади полиции

О том, как отдел полиции Хьюстона превратился в табун тяжело работающих лошадей

Старший офицер полиции

СКОТТ Д. БЕРРИ

Отряд Конной полиции Хьюстона

LIBERATED HORSEMANSHIP TM

LiberatedHorsemanship.com

Все права защищены 2010 Liberated Horsemanship

Опубликовано в США Liberated Horsemanship Press

P.O. Box 546

Warrenton, MO 63383

Contributribution #16 from Liberated Horsemanship.

Фото старшего офицера полиции Скотта Д. Бери

Эта публикация может быть изложена только в полном варианте и соответствуя признанию автора и Liberated Horsemanship

Эта статья предназначена для образовательных целей. Ни автор, ни издательство не несут ответственности за какие-либо действия, последовавшие из информации, опубликованные в этой статье.

ОБ АВТОРЕ

Моё детство в долине San Joaquin в Калифорнии рядом с конюшней, расположенной не более 180 ярдов (около 180 метров – прим. перев.) от дома, было моей погибелью. Я немедленно стал любознательным и плененным лошадьми. Те эмоции так и не увяли до сих пор.

Я работаю в Хьюстоне с 1984 года по сей день. С 1984 до осени 1989 я работал в хьюстонском зоопарке смотрителем животных. Там я работал со многими видами экзотических животных…и с лошадьми. После смены работы в 1989 и до сегодняшнего  момента я работаю в департаменте полиции Хьюстона. И последние 14 лет – в Конном отряде полиции.

Первая лошадь, с которой я занимался, была куплена тогда же, когда я начал работать в отделении полиции. С того времени мой табун постепенно увеличивался (включая как лошадей, так и детей). Я начал ездить много верхом ради удовольствия, что развилось с годами в желание управлять лошадьми всё лучше. Я, вероятно, многому учился у лошадей, с которыми мне довелось работать, и я с энтузиазмом взялся учить их, что, несомненно, хорошая вещь.

Я управлял Cypress Creek Carriage Company здесь, в районе Хьюстона, около 10 лет – лошади были нековаными почти все эти годы. Во время моей службы в зоопарке я работал с кобылкой породы шайр и… попался на крючок. Моя любовь к тягловым лошадям превратилась в бизнес с упряжными лошадьми, что дополняло моё хобби.

Я – специалист по натуральной расчистке и натуральному уходу за лошадьми, ныне сотрудничающий с  Liberated Horsemanship в развитии методов воспитания по натуральному уходу за копытами и поддерживающих программ для других подразделений всадников.

У меня BAAS  (Bachelor of Applied Arts and Sciences, учёная степень – прим. пер.) (по прикладному мастерству и наукам) в Midwestern State University и MSSL (Master of Science in Strategic Leadership, а также учёная степень – прим. пер.) в Mountain State University.

БОСЫЕ ЛОШАДИ ПОЛИЦИИ

В современной версии департамент полиции Хьюстона предстал 1984 году в виде конного наряда, состоящего из группы в 14 лошадей и небольшого числа офицеров и инспекторов. Назначение было простым – патрулировать верхом деловой район Хьюстона. Это было эффективным делом, которое возымело поразительный эффект на уровень преступности в этой части города.

Поначалу все лошади были нам подарены. Возможности, которыми обладали офицеры, были меньше, чем это было необходимо для лошадей. Также, офицеры сделали все зависящее от них, однако, их возможности до тех пор были ограничены.

Лошади получили выделенный им лимит амуниции, и, в основном, их нагрузка состояла в том, чтобы на них верхом патрулировали деловой район города. В департаменте на контрактной основе были ковали и ветеринары для обеспечения потребностей животных. Оборудование, корма, амуниция и прочее поступали по различным договорам.

В течение последующих двадцати с лишним лет прибывало все больше и больше  лошадей, и конный отряд вырос почти до 40 лошадей и всадников. Деятельность по улучшению условий особо не поменялась с годами. Город продолжал поставлять услуги и снабжать отряд на контрактной основе. Разнообразие поголовья расширилось, когда город в середине 90-х позволил покупать лошадей, а не полагаться исключительно на дарение.

Купленные лошади подбирались крупные – теплокровные, тяжеловозы и их помеси. Большим лошадям требовались бо́льшие подковы и непомерно бо́льшие усилия по прибиванию этих подков. Патологии копыт были обычным явлением и, конечно, были  спровоцированы традиционными методами ковки. Из-за патологий некоторые лошади выбраковывались. Но провидение так-таки ворвалось в отряд, и когда в начале 2004 года появилась методика натуральной расчистки, условия работы стали лучше как для лошадей, так и их людей-партнеров.

Это началось, когда весной 2004 Грег Соколоски, один из офицеров подразделения, прошел двухнедельное обучение на семинаре по натуральной расчистке. Грег попросил разрешения у лейтенанта применить знания и опробовать его новый натуральный подход к копытам на закрепленным за ним конём. Когда он понял, что быть для лошади некованой еще не значит быть хромой и неспособной выполнять работу, благоприятная возможность попробовать натуральную расчистку предоставилась сама собой.

Квортерхорс по имени Джои стал одним из следующих кандидатов для нашей, уже  оперившейся к тому времени, программы босых копыт. Джои уже в течение полутора лет лечился от хронического навикулярного синдрома в местной ветеринарной школе. Когда врачи сказали, что больше ничем не могут помочь и лошадь придётся отстранить от работы, Грег немедленно попросил разрешения снять «корректирующие» подковы и расчистить копыта животного.  Спустя всего две недели лошадь уже патрулировала деловой район города, не проявляя хромоты. Грег первым, по его мнению,  пришел к пониманию того, что мы были в самом начале обучения процессу расчистки, однако, было совершенно ясно, что даже не самая идеальная натуральная расчистка может изменить состояние лошади к лучшему. Просто расчистка копыта и обеспечение достаточного движения изменило жизнь лошади навсегда.

Вскоре после этого и мы с офицером Дэнни Прайором освоили навыки триммеров. Оглядываясь назад, теперь я думаю, что мы узнали много, но не достаточно, чтобы совсем не навредить животным. Но мы, уверенные в наших возможностях, незамедлительно начали помогать лошадям, снимая подковы и возвращая их к работе.

На первых порах мы были немного растеряны, однако лошадям становилось неизменно лучше от наших усилий. В частности, была вторая ситуация, которая требует гораздо больше страниц, чем я могу написать сейчас. Так вот, эта ситуация привела нас к выбору – к переводу нашего поголовья к жизни без подков. Также мы быстро поняли, что осуществить это было не так просто, как мы думали. Проблема была в том, что мы взяли нескольких лошадей с запущенными патологиями копыт, но эти случаи требовали  от нас больших знаний. Добавлю, что мы сделали несколько расчисток, оказавшихся слишком агрессивными для работы по улицам. Стало очевидным, что для этих лошадей нужны были ботинки, чтобы обеспечить постепенный переход от металлических подков.

Вскоре мы испытали несколько различных типов ботинок с разным дизайном и материалами, давшие разные результаты. Я честно могу заявить, что они все были хорошего качества и, зачастую, их дизайн был уникален. Однако большинство ботинок не были идеальны для нашего использования. Было необходимо, чтобы они были прочные, просты в одевании и не стоили дорого. Некоторые из наших первых ботинок снашивались слишком быстро, некоторые были неплохи на недолгий период, но работали не очень хорошо после пребывания на лошади в течение пяти, шести или более семи часов. После урагана Катрина мы принимали участие в восстановительных мероприятиях и вынуждены были проводить на лошадях больше восьми часов за раз при сильной жаре и влажности, и некоторые виды ботинок вызывали волдыри на пятках. Может быть, это был пот, текущий вниз по ногам, который заставлял ботинки скользить и тем самым вызывали проблему. Может быть, это был пузырь («камера» на пятке ботинка, наполненная воздухом – прим. пер.) на задней стороне ботинка, который разогревался и вызывал волдыри. Так или иначе, это заставило нас учесть новые обстоятельства при подборе подходящих ботинок. Тем не менее, всё это расширило нашу раннюю базу знаний по расчистке.

После того, как наши инспекторы дали нам зеленый свет на переход к босым копытам, мы предложили это офицерам на добровольной основе. Мы рассказали им про переходный период и объяснили, что каждая лошадь переходит немного по-разному. И мы позволили им попробовать. Мы не принуждали офицеров ни к чему, мы предоставили им свободный выбор. Они могли оставить подковы на лошадях, если они хотели. Из волонтёров мы выбрали лошадей, которые больше всего нуждались в переходе на босые копыта, и сняли подковы. Мы снова обсудили пригодность ботинок для лошадей  и количество времени, необходимое лошади, чтобы снова почувствовать землю. Мы внимательно следили за лошадьми и позволили им самими показать нам, когда они будут готовы возобновить работу по улицам.

Если приходила новая лошадь, и она еще не была закреплена за офицером, автоматически она переводилась на босые копыта. Позже мы заметили интересный факт – лошадей нам дарили в основном ради того, что они в будущем будут босыми!

Чувствительность лошадей из переходной группы иногда было трудно предугадать. Одни лошади ожидаемо были чувствительны к переменам из-за прежних патологий, но другие, которые, казалось бы, будут иметь проблемы, перешли очень быстро. Это было очень поучительно.

О НЕКОТОРЫХ НАШИХ ЛОШАДЯХ

МАГНУМ: Магнум был первой «жертвой» на моем нелегком пути становления в качестве  сертифицированного триммера. Магнум был закреплён за мной, и оказался довольно проблемной лошадью. Его копыта были переросшими и имели некоторые неприемлемые параметры. Когда мы в 2005 году сняли с него подковы, его пятка была 4 дюйма (прим 10 см, – прим.пер.) шириной в передней части и 3,5 дюйма (8,7 см – прим пер.) в задней, Сейчас его пятка 5,5 дюймов (13,7 см, – прим. пер.) шириной на всех четырёх ногах. Состояние здоровья его копыт значительно улучшилось. Для лошади весом в 18 сотен фунтов (примерно 815 кг, – прим. перев.) важно иметь сильные здоровые ноги. Поначалу он сопротивлялся, а сейчас он сам хочет, чтобы его расчищали.

ДЖОИ: я упоминал о нём раньше. Он был одной из первых лошадей, которых хотели списать, и которая была спасена путем применения метода натуральной расчистки. Джои ставили диагноз – хронический навикулярный синдром. Затем после месяцев «реабилитационной» ковки, которая проводилась под руководством большого ветеринарного института, было решено отправить его на пенсию. Поэтому когда Грег Соколоски предложил попробовать его натурально расчистить , мы подумали, что мы теряем в этом случае? Как вы можете видеть на фото внизу, Джои имел несколько довольно серьезных проблем с копытами. Он нуждался в помощи. Например, если вы внимательно присмотритесь, то увидите, что заворотные стенки легли на его подошву. Простая расчистка помогла ему уже через две недели пойти под седло.

СМОУКИ: Смоуки был одним из последних раскованных коней. За долгие годы ковки у него отросли достаточно длинные копыта. Его копыта выглядели, как жестяные банки, – прямые, очень круглые и совсем не похожие на натуральные. Мы пришли к заключению, что его переход будет не из нелёгких, поскольку его ноги годами были в неестественном положении. Но вышло так, что он очень легко перешёл на работу по улицам босиком. Ему никогда не приходилось носить ботинок, и после снятия подков он ни разу не пропустил ни одного рабочего дня. Необходимо было сделать всего несколько расчисток, чтобы вернуть его ноги в необходимое положение, и у него больше никогда не было проблем. Сейчас его копыта одни из самых крепких в нашем табуне.

НА ПУТИ К ПЕРЕМЕНАМ

Я не хочу оставлять вас с впечатлением, будто наш переход к босым копытам всегда шёл гладко. Это было не так. Наша программа не отличалась от жизни, в которой есть как взлёты, так и падения. Было несколько ошибок, но именно они стали нашим опытом. Было несколько конфузов, причиной некоторых из были мы сами, а в других случаях – внешние причины. На нас даже анонимно доносили в Общество защиты животных от жестокого обращения, и не один раз. За то, что мы, заставляя наших лошадей ходить босиком, тем самым жестоко к ним относимся. Но когда следователь пришёл посмотреть на лошадей, они легко прошли инспекцию.

Было очевидно, что мы весьма ответственно относимся к переходу наших животных на босые копыта. Я думаю, что понимаю волнение анонимных доносчиков, поскольку сам видел неправильное использование и издевательства над лошадьми со стороны   безответственных индивидуумов. Но до сих пор меня расстраивает мысль, что кто-то мог подумать, что наши лошади подвергаются плохому обращению.

В декабре 2005 года мы существенно продвинулись в наших методах расчистки и использования ботинок, и нам помогли со стороны образованные люди, которые знали некоторые вещи, о которых не знали мы. Мы были не так далеки от истины, и новые озарения в методике натурального содержания лошади и использования ботинок продвинули нашу программу вперед еще больше . Это побудило меня и Дэнни Прайора продолжить обучение для того, чтобы стать сертифицированными триммерами.

Начиная нашу босоногую программу, мы медленно, но верно снимали подковы с лошадей, находившихся в нашем отряде. Офицеры увидели положительные изменения, происходившие с нашими раскованными лошадьми, и сами перевели своих лошадей на босые копыта. Последние четыре лошади были раскованы летом 2008 года. Чтобы до конца оставаться честным в этом случае, я должен сказать, что офицеры окончательно поменяли своё отношение, и причина того была весьма простой – наш коваль уволился. Он больше не мог зарабатывать на нас деньги. Ему пришлось придерживаться более ответственной политики, чтобы оставаться в благоприятных для него условиях, однако сказывалось на его финансовом положении. Но это позитивно отразилось на лошадях – все четверо они великолепно перешли на босые копыта, и офицеры, в большинстве своём, были рады переходу. Действительно впечатляет, как деформированные копыта приобретают натуральную форму после десяти и более лет ковки.

ВЫГОДА

В ходе работы по снятию подков мы собрали интересную информацию по лошадям. После снятия подков в течение нескольких недель и месяцев мы делали фотографии. Ноги лошадей явно выглядели лучше. Они возвращались к норме с широкими пятками и коротким зацепом. Это было здорово.

Мы также увидели ожидаемые изменения, – такие как снижение затрат на коваля, а также, совершенно неожиданно для нас – расходы на ветеринарные нужды. Было ли сокращение затрат на ветеринарные нужды случайностью? Быть может, расковка заставит вас подумать, что это улучшает общее состояние лошади, а не только ее ног?

Как я уже отметил, мы увидели влияние на общее состояние лошади. Снижение затрат на ветеринарное обслуживание удивляет в некоторых случаях. Также мы наблюдали уменьшение колик, но я не могу точно утверждать, что это произошло из-за снятия подков. У нас было 16 случаев колик в 2005 г., 5 в 2006 г. и всего 1 случай в 2007 г. Либо это рост примечательных доказательств, либо это естественное колебание данных.

Другие перемены менее заметны. Лошади, которые раньше отказывались коваться, сейчас легко дают ноги для расчистки. Ментальное здоровье лошади – это то, что нельзя измерить, но это весьма очевидно для тех из нас, кто проводит время со своими лошадьми. Походите в чем-то сжимающем и негнущимся, как подкова, 24 часа в сутки, и это сделает вас чуточку раздражительным.

Большинство лошадей идут на  ежедневный патруль босиком… без ботинок и они блаженствуют при этом. Мы обнаружили, что в большинстве случаев проходимость босых копыт превосходит ковку. В деловой части города есть гранитные и мраморные тротуары, которые для кованых копыт были скользкими как лёд. И уже не является спорным вопрос, что лучше – лошадь босая или в ботинках. И больше нет повреждений от шипов на экзотичных каменных тротуарах.

Ботинки полагаются всем лошадям, но они даже не нуждаются в них. Мы используем их только на больших демонстрациях и заданиях, где на земле могут быть осколки разбитого стекла. В этом случае ботинки предохраняют даже больше, чем подковы.

Многие спрашивают нас про «странные» теннисные туфли, которые носят наши лошади, и о том, почему у одних лошадей они есть, а у других нет. Ботинки, однозначно, положительно влияют на ход дискуссии, и всегда люди удивляются тому, почему наши лошади не имеют подков. Люди всегда уходят от нас с ясным пониманием, почему лошадям лучше ходить босыми даже по улицам города. У них теперь есть новые знания, которыми они могут поделиться с другими, и в будущем они могут повлиять на людей и поделиться с ними информацией. Я никогда не устану отвечать на вопросы, вызванные «смешными» ботинками моей лошади. Видеть этих людей уходящими более проинформированными стоит того, чтобы в тысячный раз повторить одно и то же.

К ЧЕМУ ЖЕ МЫ ПРИДЁМ?

Все лошади нашего подразделения – некованые и счастливые. Можем ли мы назвать это окончательной победой? Я пока так не думаю. Мы продолжаем учиться. Мы также работаем над улучшением условий жизни наших лошадей, которые также важны для наших лошадей, как и расчистка.

Мой доклад заканчивается, и мы пребываем в наших новых благоприятных условиях больше года (фото внизу). Мы улучшили жизнь наших лошадей. При наших старых условиях лошади проводили в стойлах много времени без возможности выхода наружу. Теперь же каждая лошадь имеет выход из своего денника в индивидуальный паддок длиной 55 футов (почти 17 м, – прим. перев.). Грунт в паддоках состоит из раскрошенного гранита, зарекомендовавшего себя в качестве превосходного абразива для стимуляции и стирания подошв наших лошадей. Помимо тех маленьких паддоков, которые были раньше, теперь у нас есть еще несколько больших левад для прогулок лошадей. Это большое улучшение. Копытная гниль, которая постоянно сопровождает наш сырой климат, практически сошла на нет при наших новых условиях по сравнению с теми, что были раньше.

Рацион наших лошадей – лучший из того, что мы можем организовать – лошади имеют сено в свободном доступе и качественные гранулированные корма. Мы до сих пор ограничены, к сожалению, тендерной и контрактной системой с городом, но мы стараемся улучшить положение дел насколько можем. У нас есть ветеринар, придерживающийся прогрессивных взглядов и всегда готовый помочь, что является большим плюсом.

Мы также стараемся помочь верховым охранникам, парковым и полицейским офицерам в других городах увидеть выгоды и произвести переход лошадей на босые копыта. В заключение хочу добавить, что я вместе с офицером Дэнни Прайором работаем с  Liberated  Horsemanship, внедряя обучающую программу и программу поддержки, специально разработанную для верхового патруля. Надеюсь, мы можем помочь рекомендациями тем людям, которые находятся на пути создания более здоровой жизни для лошадей по всей стране.

Перевод с личного разрешения автора сделан Сытниковой Марией

 

Все права защищены

Копирование материалов возможно после письменного разрешения автора

ПОСМОТРИТЕ ДРУГИЕ НОВОСТИ

Немного размышлений о юной науке

В науке, на этапе ее формирования, у каждого автора происходит собственное изобретение терминов. Поэтому в ортопедической литературе мы можем встречать неточности и разногласия. Например, ламинит не ограничивается воспалением лишь листочкового слоя в...

читать далее

Вебинары по естественному содержанию лошадей

Работаете в сфере конного бизнеса? Тогда эта информация для вас!Серия вебинаров по естественному содержанию лошадей и организации клуба на основе Natural HorsemanshipВсе вебинары доступны в записи по запросу на e-mail: horseseminar@gmail.comСерия вебинаров...

читать далее

Интервью с Бъорном Ребергеном

Во время моей очередной поездки в Голландию и Данию в октябре этого года, я целую неделю провела в рабочей обстановке с моим учителем и коллегой Бъорном Ребергеном и ещё одну – с датским ветеринаром, специалистом по естественному уходу за лошадьми и инструктором...

читать далее

 

EQUUS ALMATINICUS, Авторский Проект Марии Сытниковой

 

 

Консультирую по содержанию, кормлению, расчистке лошадей и конной стоматологии

WHATSAPP:

+7-777-274-66-23

Email:

sytnikovam2007@inbox.ru

 

Оставьте заявку

Flag Counter
Яндекс.Метрика

Присоединяйтесь ко мне в соц.сетях

Copyright © 2019 EQUUS ALMATINICUS, АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ МАРИИ СЫТНИКОВОЙ.  Все права защищены.   | Карта сайта

Сделано в I-Sales2.Ru